Антитеррор: как это было

SONY DSC

На территории промышленновского автовокзала в четверг, 11 августа, был совершен теракт. В заложниках оказались пассажиры междугороднего автобуса. Взрыв автомобиля, вой сирены пожарной машины и скорой помощи. По автовокзалу с автоматами бегают люди в боевой экипировке.

Не пугайтесь – в Промышленновском районе прошли антитеррористические учения по «желтому» сценарию, означающему реальную возможность совершения террористического акта.

Недавно украинские диверсанты пытались прорваться через крымскую границу. Вылазка закончилась неудачей, но резонанс в мире получила. Скажете, далеко и не про нас?

Новостные сводки пестрят сообщениями: там взорвали, тут захватили заложников, здесь смертник подорвался...

К сожалению, антироссийские атаки и провокации идут со всех сторон. Поэтому в очень нестабильной мировой политической ситуации надо быть готовым ко всему.

Спроси себя, читатель: а как ты себя поведешь, если рев сирены застигнет тебя в торговом центре? Как действовать сотруднику учреждения при эвакуации? Я лично только недавно узнал, что, эвакуируясь, надо быстро закрыть окна, отключить всю технику, но дверь на ключ не закрывать.

Так что подобные проверки – дело весьма полезное и поучительное.

– После получения сигнала о введении высокого, «желтого» уровня опасности проведено внеочередное заседание антитеррористической комиссии, – сообщил редакции начальник ГО, ЧС и мобилизационной подготовки администрации Промышленновского района Олег Гуляев. – Перед заместителями главы района, начальниками отделов администрации, федеральными органами, руководителями предприятий, а также главами поселений были определены задачи.

эвакуировали сотрудников администрации, соцзащиты, многофункционального центра, железнодорожной больницы. На базе школы №3 был организован пункт временного размещения.

Сотрудники правоохранительных органов действовали по своей, четко отработанной, схеме. Каких-то подробностей я как ни старался, так и не узнал. Это и понятно: секретка!

Ходили по вокзалу двое

От распирающего любопытства и желания увидеть,  насколько антитеррористические учения приближены к реальным, направляюсь к автовокзалу.

Меня, как и других водителей, останавливают и дальше не пускают.

Выхожу из машины и иду пешком. Со стороны фонтана обхожу одного ДПС-ника, у мостика меня встречает другой, рядом – патрульный автомобиль. Стоят люди,  желающие уехать домой.

Направляюсь к военкомату – там тоже оцепление, силовики в полной экипировке, с автоматами. Иду, стараясь на них не смотреть. Правда, они обращают на постороннего внимание и спешат ко мне: «Стой!». На ходу придумываю и выдаю: «Я здесь по сценарию. Дополнительный заложник».

Но они никакому «сценарию» не верят и действуют согласно инструкции. По их требованию предъявляю документы. Обратно их возвращать стражи порядка не торопятся. Один полицейский обыскивает меня, следом приходит второй. Ноги на ширине плеч, руки на стене военкомата: еще один обыск.

– Ну все, – думаю, – на этом проверка закончится!

Не тут-то было. Мои руки крепко держат сзади и ведут в эпицентр событий, хотя я и не собирался сопротивляться. Требуют опустить голову и смотреть вниз. Только тут понимаю, что зря проявил излишнее «любопытство».

Содержимое моей сумки осматривают, затем приводят обученную собаку: «Чист!» Еще бы! Появилась надежда, что на этом-то – все. И снова разочарование. Еще один обыск, и меня уводят в автозак.

В камере уже сидят двое. Приветствую коллег по несчастью. Оба мужчины – водители. Тот, что постарше, привез начальство на учения. Мужчина не слишком возмущается, но недоумевает: как так? Другого остановили и попросили выйти из машины. В беседе с ним я узнал, что он был свидетелем зарождавшегося «террора».

– По вокзалу ходили двое подозрительных мужчин, один из них был с сумкой. Оба спортивного телосложения. Постоянно переглядывались, – рассказал парень. – Чуть позже после этого взорвалась машина на парковке.

Тут к нам подселяют еще одного задержанного – водителя, который привез специалистов эпидемиологической службы. Кстати, эпидемиологи тоже оказались в автозаке, в соседней с нами камере. А приехали как раз по взрыву, проверить его на химический вред.

Все «заключенные» пытаются шутить. Вызывают парня в зеленых кроссовках, того, который видел якобы террористов.

Через некоторое время автозак трогается с места. Куда едем, неизвестно: окон нет, только решетчатая дверь, воздух спертый. Повороты, повороты. Останавливаемся. На выход. Оказываемся у школы № 3, здесь база допроса задержанных.

Как зовут? Что видел? Куда шел? Вопросы задают стандарт-ные. Запротоколировав показания, девушка в форме попросила меня встать к стене. Для фото – в профиль и в анфас.

Вот так-то, Павел, пришел и твой звездный час. Вошел-таки в «криминальные» хроники.

Я свободен, правда, обратно автозак уже не повезет. Ничего, уж лучше я пешком!

– По сигналу оповещения был задействован весь личный состав Отдела МВД России по Промышленновскому району, согласно плану по проведению первоочередных антитеррористических мероприятий, – сообщила редакции начальник штаба отдела МВД России по Промышленновскому району Тамара Худякова. – В ходе учений были отработаны вводные по обнаружению взрывного устройства в автомобиле, находящемся на автовокзале поселка Промышленная, а также захват заложников группой террористов.

Каково это – быть заложником, испытал на себе наш практикант Кирилл Антонов. Ему слово.

«Будни» заложника

О теракте «заложникам» сообщили заранее: никому не хотелось, чтобы пассажиры попадали в обморок, когда в автобусе появятся люди с оружием.

В указанное время в зале совещаний администрации собрались будущие «жертвы» тер-акта. Собравшихся разделили на две группы: «раненых», которых отправили к врачам, и непосредственно заложников. Я попал во вторую группу. Нам раздали автобусные билеты в Кемерово, отправили на автостанцию и предупредили, что есть вероятность уехать на настоящем автобусе в Кемерово, так что важно не перепутать.

К перрону подъехал тот самый автобус, но ничем не отличающийся от других. Мы начали садиться. Вместе с волонтерами в автобус вошли люди с сумками. Мне досталось место рядом с террористом. Его выдавала не принадлежность к запрещенной в России организации, а смарт-часы на руке и открытый новостной портал на смартфоне – атрибуты, не характерные для местных краев.

Маршрут пошел не по плану сразу после выезда из поселка. Нас повезли по ленинской трассе. Не проехав и пятисот метров, съехали с дороги. Автобус остановился. В нем нам предстояло провести ближайшие три часа.

По легенде, один из заложников успел сообщить о захвате автобуса. Все три часа он был нашим куратором и по совместительству – главным террористом.

В присущей для фээсбэшника вежливой манере террорист попросил задернуть занавески, пока двое других его коллег передергивали затворы автоматов. Закончив приготовления, террористы надели маски и вышли из автобуса. За окном раздались хлопки. Сделав пару выстрелов в воздух, террористы вернулись обратно. На этом «развлекательная» программа закончилась.

Был еще взрыв учебной гранаты, но он померк в сравнении с многочасовым сидением в замкнутом пространстве.

Время шло. Ситуация усугубилась двумя условно раненными. Всенародным голосованием была выбрана женщина-парламентер, которая передаст требования террористов. Ее отправили в добрый путь, а у нас настало время завтрака. Террористы раздали пирожки с капустой и яйцами, а также минеральную воду без газа. Это было самое важное событие за прошедшие полтора часа.

Затем события начали развиваться. Террористы получили рацию и потребовали комплекты индивидуальной защиты. Не маски-лепестки, как мы сначала подумали, а бронежилеты. В обмен освободили двух раненых.

Мы продолжали распугивать окрестных грибников и рыбаков. В автобусе было два веселых заядлых курильщика. Мужчины попросили у террористов маски, чтобы можно было выйти покурить. Главный террорист отказал, но потом покурить выпустил.

Я стал прислушиваться ко всему только тогда, когда речь зашла о двух мужчинах и пяти женщинах, которых отпустят.

– А что нужно для этого сделать и почему нас отпускают? – переспросил я у террориста.

– Вот ты и пойдешь, – ответил он мне.

Блажен тот, кто не ведает. И я в полном незнании своего будущего вышел вместе с другими из автобуса, срок пребывания в котором мне удалось «скостить».  После почти трехчасового пребывания в автобусе я наконец-то смог увидеть, что происходит снаружи. Из-за обочины виднелась каска, через пару метров – еще одна. Это были снайперы в полной амуниции.

Когда мы подошли к «кордону», его хранители, строгие бойцы, отказались нас пропускать без обыска. Встать в стойку, руки положить на капот, ноги – на ширине плеч. В такие моменты начинаешь сомневаться, а не приняли ли строгие стражи порядка тебя за террориста... Потом были взрыв автобуса с заложниками, «реанимация», «кома» и еще много чего, о чем я предпочту не распространяться.

Сценарий с неизвестными

– Общая оценка проведенного мероприятия – удовлетворительно, но есть отдельные, незначительные, замечания. При угрозе террористического акта сотрудники отдела готовы к отражению нападения, – подытожила Тамара Худякова.

– Действия при ЧС были отработаны под руководством оперативного штаба Кемеровской области и силовых структур, – поясняет врио начальника отдела МВД России по Промышленновскому району Геннадий Попов. – Сценарий учений до конца не был известен: даны две вводные, но никто не знал, как будут развиваться события на практике.

Район готовился, провели массу подготовительных мероприятий, благодаря чему и заслужили оценку удовлетворительно.

поставленные задачи согласно плану главы района были выполнены.

На расширенном аппаратном совещании были подведены итоги антитеррористических учений. За слаженные и оперативные действия глава района Денис Ильин выразил благодарность всем задействованным службам.

 

Обсуждение

Social comments Cackle