Прикасаясь своими руками к истории

раскопки (3)

 «Куда ты, тропинка, меня завела…» – пела я про себя, бредя с детьми по таежным тропам Алатау. Обычно свои поездки мы планируем за полгода вперед. Но, куда на этот раз завела нас дорога, удивляет меня до сих пор.

Между поездками попался на глаза один из номеров «Эха» со статьей «Спят курганы темные». Так получилось, что сразу прочитать газету не смогла, отложила на потом. Мельком глянула на фотографии знакомых девчонок и, пробежав слегка статью, поняла, что речь идет о каких-то раскопках. У меня через несколько часов выезд в очередной палаточный лагерь, поэтому сильно не заморачивалась.

Через пару дней звонит один из наших волонтеров и предлагает поучаствовать в раскопках в Окуневском поселении. До следующей поездки у меня три дня, один день можно посвятить раскопкам. Нужны парни? Хорошо. Предлагаю ребятам. Те согласны. Что ж, раскопки так раскопки…

Вместе с директором школы быстро решаем вопрос о транспорте, пересобираем рюкзаки и опять в путь.

По дороге нас встретили волонтер Роман Васькин со своим отцом. Они и показали нам дорогу, приведя прямо на место раскопок.

Думала, увидим кучу народа, местность, поделенную на квадраты, но на деле оказалось не совсем так.

Царская могила

Курган представлял собой довольно-таки обширную местность округлой формы. Вокруг – небольшой ров. Посредине выкопаны ямы, но мы еще пока не знали для чего. Нас встретил Андрей Михайлович Илюшин, профессор кафедры  Отечественной истории, теории и истории культуры Кузбасского государственного технического университета.

Познакомившись, Андрей Михайлович не погнал нас сразу копать или что-то делать,  стал рассказывать про захоронения, найденные в Промышленновском районе. Кое-что мы уже знали, но многое узнали  именно из его уст. Рассказывал профессор не спеша, простым, понятным каждому из нас языком. Мы слушали открыв рот. Затем нас провели на курган.

Если честно, даже меня передернуло от того, что мы увидели. Те самые ямы оказались могилами, в которых находились останки людей и животных. «Видите, голова этой женщины повернута в сторону «царской» могилы, значит, она была либо раба, либо наложница», – вещал профессор. – «А здесь – женщина и ребенок. Могила неглубокая, значит, статус у женщины был невысок… А вот пустые могилы. Такие делали, когда кто-то погибал в дороге или был похоронен в чужом городе. На родине покойного родственники делали пустую могилу, чтобы поклоняться ей…»

«Папа, я косточку нашел!» – закричал мальчик лет  шести-семи, бегая в грязных шлепках по насыпи. Папа??? Мы все одновременно повернули головы в сторону мальчугана Гоши, который оказался сыном профессора, и молча уставились на него. Мальчишка, не обращая на нас никакого внимания, подбежал к отцу, держа в руках фрагмент кости. «Пока ты разговаривал, я уже несколько археологических находок сделал!», – с упреком сказал мальчуган.

Даже передать не могу, какие чувства меня охватили тогда. Шок?..

Самый большой курган Кузбасса

Через несколько минут мы стали потихоньку «оживать». Разбились на группы, получили задание. Одна группа осталась на раскопках «царской» могилы, вторая, в том числе и я, отправилась снимать слои земли во рву. «Эта канавка играет особую роль. Она разделяет мир мертвых и мир живых», – поясняет профессор.

Понимаю, что волос под кепи начинает вставать дыбом. Страшно? Нет. Слегка, скажем, неуютно…

Помахав минут  тридцать  лопатой, снимая слой за слоем землю, пока не покажется глина, вдруг вспомнила, что я девочка, и переложила сей тяжкий труд на плечи наших уже опытных в физическом труде парней, а сама пошла получать ответы на вопросы, которые прямо-таки кишмя кишели в моей голове. Почему могила     царская? В ней похоронен царь? Какой? Чей? Как об этом узнали? И вообще, как среди огромного поля нашли эти могилы? Вот никто не нашел, а они нашли.

Вопросов было много. Но, когда я подошла к профессору, не задала ни одного. Профессор как будто прочитал мои  мысли и сам стал рассказывать:

«Эту могилу мы называем царской. Видите, она самая глубокая и расположена посередине. Значит, знатный человек был. Жаль, сейчас мы уже не узнаем, кто он и откуда. Могила разграблена еще в древние времена. Мы предполагали, что это могильник начала железного века, но находки утверждают, что это  ХI век…» Я ахнула: одиннадцатый век!!!

«Видите, это женщина с ребенком… У ребенка косточки маленькие, зверьки по норкам растаскали. К сожалению, здесь все этими норами изрыто… На черепе не выражены подбровные дуги, значит, череп  женский...»

О том, что в Промышленновском районе было много археологических раскопок, я знала еще с детства от отца, потом сама собирала историю. И вот теперь мы здесь.

«В вашем  Промышленновском районе вообще больше всего раскопок произведено. А этот курган на сегодняшний день – самый большой в Кемеровской области…»

Ох… Чувство гордости! Профессор много рассказывал и о других раскопках, и о сделанных находках, и о том, как правильно производить работы, как они отчитываются за проделанную работу,  куда потом сдают все экспонаты, чтобы их помыли, рассортировали,   выставили в музеи…

Рано Вам ещё в могилу!

«Если хотите, можете помочь достать кости из могилы». Хочу ли я!? Хочу!

Мне показали, как работать с инструментом, как вытаскивать кости, как отбивать их от земли.

Я спустилась в могилу той девушки, которая меня все это время так привлекала.  «Елена Львовна! Рано Вам еще в могилу»,  – шутили ребята.

Первое оцепенение сошло, и вот они уже как заправские археологи кидаются черным юмором. Вместе с ними – наш же волонтер из Окуневского поселения Александр Закусов. Он здесь по собственной воле, уже несколько дней помогает профессору.

В перерывах профессор вновь рассказывал о раскопках. Дети слушали внимательно. Почему-то подумалось, что такие вот уроки истории у них останутся в памяти навсегда.

Итак, я в узкой могиле. Глубина где-то по плечи. Пытаюсь расставить ноги так, чтобы не наступить на останки. Вспомнился фильм «Проклятие гробницы мумии». Затем стала вспоминать истории из газет в 80-е: «Все, кто видит эти глаза даже на фото, тут же умирает от разрыва сердца…», «… а потом эта мумия ходила по музею…», «после раскопок все члены экспедиции умирали один за другим без видимых причин…»

Брать кости в перчатках было неудобно (одна из перчаток была с когтями). Но, после того как несколько ребрышек попали в мои голые руки, перчатки надела. Не то, чтобы страшно, – неприятно.

Гоша вертелся рядом. Как заправский археолог он принимал у меня кости, требуя, чтобы я работала аккуратно и ничего не просмотрела. Я старалась.

 

Обсуждение

Social comments Cackle