Повернули войну

иня2

Дорогие наши читатели!

Мы продолжаем писать историю поселка Промышленная. Очередной выпуск спецпроекта посвящаем периоду, когда наши земляки в тылу и на передовой показывали чудеса стойкости, мужества, героизма в достижении единой цели – победы в смертной схватке с лютым врагом и одновременно с невероятным оптимизмом строили новую жизнь. 

В 1941 г. в Промышленной проживало 14 тыс. человек. В годы войны на фронт ушли воевать 1955 человек. В сражениях погибло – 852.

В настоящее время в райцентре проживает 23 участника Великой Отечественной войны.

 

Простые мужики из сибирской глубинки

Своими воспоминаниями делится ветеран педагогического труда, уроженка Промышленной Надежда Константиновна Семке:

– Начну со времени, когда Промышленной еще не было. Здесь жили чалдоны: Уфимцевы, Обуховы. Они держали, разводили лошадей. Заезд был и в деревню Уфимцево – Озерки (колхоз им.Чкалова). Там у них была сосредоточена  основная база.

В 1909 году приехали украинцы, заняли дорогу на Еремино. Назвали место, где жили, Прудянкой. Это Токари, Митины. Они уехали вверх по малой реке в Камешки (теперь Каменка). Благоустроились, начали строить железную дорогу. Видели, как пролетал первый самолет, выбирая трассу для будущей железной дороги и моста. Это были 1928—1929 годы.

Одновременно начали строить рабочий городок, дома для железнодорожников (они и сейчас стоят по улице Коммунистической), клуб им.Кирова, депо, электростанцию, водокачку (паровозам нужна была вода).

Население заметно прибавлялось. Одни приезжали сюда по собственной воле, иные прибывали на строительство по указанию руководства. Там, где средняя школа №2, был базар, рынок, лавочки для товаров. Где сейчас бывшая школа №1 (была сделана из амбаров), напротив размещалась поликлиника. Там меня лечили. И районо там было, и учительский дом напротив школы, где жила учительница Мария Дмитриевна Плющикова с мужем. а он был первым председателем колхоза «Ударник полей» (тогда хозяйство носило другое название).

Где находится контора колхоза, был аэродром.

Промышленная до войны была только до переулка Первомайского. Там жила семья машиниста Нени, женатого на Наталке Черниченко.

В конце улицы Почтовой, напротив теперешней почты, была кузня. Суд располагался в доме напротив церкви. Она была красивая, светло-зеленого  цвета.

А часовню построили чалдоны и хохлы в середине улицы Советской, напротив открытого места на Иню.

Первое старое кладбище было на утесе, в сторону Ини, за бывшим магазином, прозванном в народе «синеньким». Там похоронены дети моей пробабушки Хрестиньи Калиновны – Борис и Анатолий, прадед Василий Петрович Токарь, приехавший с Украины, его сын, мой дед, Савелий Васильевич, погибший на железной дороге в 1936 году. Там похоронены люди, работавшие на строительстве железнодорожного моста.

Очень много людей погибло при этом строительстве. Особенно страдали от сыпного тифа. Хорошо бы памятник поставить строителям железнодорожного моста и Промышленной.

*  *  *

Прабабушка Хрестинья Калиновна приехала с Украины в 1909 году. У нее было десять детей. Семья  перебралась в Сибирь, чтобы выжить. На Украине землю не давали, особенно на девчат. кстати, ее внук, Николай Никифорович Токарь, был министром железнодорожного транспорта Молдавской ССР.  А у Митиных были в основном девчата. У одного из них и сейчас в семье восемь девок, живут в Омске.

*  *  *

Помню, как хоронили девочку Репенко, жившую на Октябрьской, умершую от голода. Я все бегала, просила: «Дайте ей что-нибудь поесть, она и проснётся». Дети – Саша Кухарев, Сергей Макаров, Копылов – много других умерли в войну от голода. Как только мама нас спасла? Нас ведь было четверо, брат родился 1 сентября, когда уже шла война.

*  *  *

С фронта приходили раненые солдаты. Как только больница выдерживала их стоны? В регистратуру стояла очередь. Нет, не очередь –  стонущая толпа. Помню, на перекрёстке переулка Первомайского и Индустриальной стояла землянка, с фронта в нее привезли раненую в живот и ноги девушку Ольгу (фамилии не помню). Раны кровавые, открытые. Бинты на них уже не держались. Как она страдала!

*  *  *

В 1945 году я, второклассница, ходила на действующую шахту в Ушаково с пионервожатой Татьяной Захаровной Токарь. Шли пешком, с горном, человек 10. Пришли в Ушаково. Шахта была около леса. Дали нам в руки фонари, посадили в большую клеть и спустили в шахту.  Там воды! А я в тапочках!  Добрались до того места, где люди кайлили уголь. Шахтеры как раз отдыхали, вагонетки были полные. По  железной дороге вагонетки тащила лошадь, но ее глаза были закрыты брезентом, ходила вслепую.

*  *  *

Еще до школы, наверное, в 1942 году, как-то была я у бабушки (на Колхозной). Открывается дверь, заходит ее брат – Николай Павлович Митин.

– Ты чего? С мамой шо? – спрашивает бабушка, с украинским акцентом.

– Ни. Мэнэ на фронт берут!

– Ты ж ще не брився. Дитятко берут! Худо дило. Сидай, поишь!

– Ни, пиду, и так опаздываю

И ушел. Вечером приезжает, привозит с собой баян: «Отдадите племяннику Васылию, пусть играет». Погиб он на Орловско-Курской дуге.

Брали одновременно на фронт еще одного моего дядю, Якова Моисевича Долбню и его друзей: Федора Долбню, Трофима Кузьмича Захаркина. Они на одном снимке в Книге Памяти. А потом призвали Ивана Агаркова, Николая Маркасова. Все они  жили на Колхозной. Погиб  и Моисей Петрович Долбня. Его сын  и брат Якова Моисеевича – Иван Долбня сейчас  живет в их доме.

*  *  *

Сохранились воспоминания о войне Константина Степановича Белова, моего отца. Он воевал на Финской, потом – во Второй мировой в Первой гвардейской дивизии.

Помню, как их отправляли на фронт. Все поле от улицы Вокзальной до рельсов было заполнено провожающими. Лошадей собирали на пустыре, где теперь находится детский сад по улице Песочной. Мама ездила провожать отца в Новосибирск, бросив месячного ребенка на меня, шестилетнюю, и родню. В конце ноября отец  прибыл  на фронт, а 5 декабря 1941 года его часть вступила в  кровавый бой за город Михайлов, где буквально ходили по трупам.

Там наших, промышленновских, погибло уйма!  Это они всю войну повернули на запад. Это они первыми дали отпор фашистам.

Обсуждение

Social comments Cackle