Домой Новости Друг до последнего кусочка?

Друг до последнего кусочка?

168
0

Это шокирующее письмо в редакцию прислала жительница Краснинского Елизавета Романова:

«Собака – не только охранник, помощник и верный друг человека, но и, как оказалось, еда. И речь тут вовсе не о корейских кулинарных изысках. Перед нами – суровая действительность. Вы можете даже не подозревать, что уже пробовали нежное мясо чьего-нибудь хвостатого друга.

А теперь подробнее. Вот уже несколько недель в Краснинском творятся страшные вещи: пропадают большие цепные собаки. Первые несколько пропали бесследно, заставив хозяев горько оплакивать их, а односельчан – недоумевать о причинах столь странного исчезновения.  

Покров тайны был сброшен, когда у Владимира Моклева, жителя села, собаку не только убили, но и цинично разделали в углярке возле дома, слегка закопав в уголь.

По словам Владимира, от собаки остались только голова и внутренности, мясо же было срезано и унесено…

Цезарь был взят в семью Люшковых еще совсем маленьким  щенком. Не по возрасту крупный, он походил на плюшевую игрушку с умными, живыми глазами. Его невозможно было не любить: пушистый и игривый, он ластился к каждому, кто подходил к нему. Цезаря подкармливали не только хозяева, но и все гости. Возможно, именно поэтому он вырос огромным и страшным на вид, а внутри остался тем же добрым и доверчивым щенком. Цезарь верил людям. Но для кого-то он оказался только мясом. Кровавый след, тянущийся от будки до ворот, Анна Юрьевна Люшкова заметила сразу. Цезарь был не первой пропавшей собакой, и его участь не оставляла сомнений. Воспитательницу детского сада Анну Юрьевну в тот день отпаивали успокоительными всем садом.

А вот как объяснить пропажу любимого друга своему пятилетнему сыну, она не знала… 

Собаки пропали у Елены Николаевны Неб (злоумышленники оставили только голову),  у Александра Балабанова, Андрея Мишкина, Леонида Полищук, ветерана вооруженных сил Николая Дмитриевича Ивахненко, Владимира Моклева. По две собаки убиты у Сергея Макарова и Юрия Графа… Всего пропало около двух десятков собак. Более всего пострадали улицы Новая и Степная.

Жители обивают пороги участкового, однако правосудие в данном случае бессильно: по закону, собака, друг, который может жить вместе с семьей целыми десятилетиями и стать почти членом семьи, всего лишь имущество, а значит, наказание за его кражу или убийство (в данном случае юридически корректно слово «порча») соответствует лишь его материальной стоимости, которая в случае с деревенскими сторожевыми собаками зачастую равна нулю.

Документов, подтверждающих факт покупки, до сих пор ни у кого не нашлось. Но как измерить моральный вред? Как компенсировать боль от потери друга? Как рассказать ребенку, куда делся любимый пес? Напуганные жители села прячут сторожевых собак в надворных постройках.

Кто убивает собак, пока не известно. Однако мотивы, толкнувшие некоторых жителей села (назовем их так) вооружиться и пойти на эту страшную охоту, просты и понятны. И это отнюдь не голод, так как количество убитых собак свидетельствует о том, что убивают их, так сказать, не для личного употребления. Людям нужны деньги.

Альтернативные пути заработка прорабатываются в селе давно и успешно: например, периодически пропадает  чугунная ограда у памятника и Дома культуры. Один раз даже был частично ободран (иного слова не подберешь) монумент Великой Победы… В общем, что не прибито, то общее, а что общее – почти свое. В этот раз жажда легкой наживы толкнула бездушных подонков к настоящему, хоть и не прописанному в Уголовном кодексе преступлению – убийству собаки, которая не может им ответить, так как сидит на цепи ради их же безопасности.

Куда идет мясо, неизвестно. В селе оно не реализуется, так как общепита нет, а все продажи мяса легко проверить. Значит, искать его стоит где-то в другом месте…

Анекдоты про «купи шаурму – собери кошку» уже не кажутся смешными. Кошки – мелкие и быстрые, их неудобно ловить. А вот большие, откормленные любящими хозяевами цепные собаки стали кому-то успешным антикризисным стартом. И неважно, что эти собаки были кому-то друзьями. Вот такие пироги… С собаками».

От редакции. Глава Пушкинского сельского поселения Геннадий Багрыч факты, приведенные в письме, подтвердил. Действительно, на протяжении 2-3 недель у жителей села со дворов пропадали собаки. Геннадий Александрович с пониманием относится к горю односельчан, потерявших своего дворового питомца, но разъяснил и другой момент. Лишившись четвероногого друга, ни один хозяин не написал заявления в полицию. «Граждане должны понять: чтобы начать расследование, нужно письменное основание, документ».

Проблема есть, а письменного заявления нет.

– Ни одного заявления о пропаже собак от граждан ко мне не поступало, – подтвердил участковый уполномоченный полиции Евгений Каличкин.

Но наблюдать за этой историей со стороны представитель закона не мог. Евгению Анатольевичу удалось установить неких лиц, которые интересовались дворовыми собаками. Ими оказались местные жители, употребляющие наркотики. С подозреваемыми проведена беседа, сделано предупреждение.

По словам участкового, по закону их можно привлечь только за жестокое обращение с животными, и то в том случае, если вина будет доказана. Но так как заявление от потерпевшей стороны отсутствует, никаких мер принять нельзя.

Это не жестокое обращение с животными – убийственное, и, вероятнее всего, с целью наживы. Закон таким людям наказания не предписал, но есть другой закон – Божий… 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь