Зачем ты, война, их детство украла?!



Смотрю на фотографию послевоенных лет.  1950 год. Девушки со всей страны завербовывались (так тогда говорили) на торфяные работы в Новгородскую область. Стране нужно было топливо, и на призыв о помощи откликнулись совсем юные (некоторые даже приписывали себе годы) девчонки. У каждой своя нелегкая судьба, в которой была война, смерть близких людей, голод, нищета.

Одна из тех девушек – Екатерина Михайловна Кушнерева, уроженка Курской области, Хомутовского района, с.Ольховка. Селяне называли село Ольшанка. В этом месте проходили военные действия.

О войне всегда тяжело  вспоминать, особенно оккупацию. Она как груз лежит на сердце, но хочется рассказать молодому поколению, насколько это страшно.

Из воспоминаний Екатерины Михайловны Кушнеревой:

 Русские полицаи были злее фашистов

Немцы основательно готовились к обороне. На передовой по ночам за-ставляли рыть окопы, а утром их сверху присыпали, чтобы русские не видели новых окопов. После работы пригоняли всех в комендатуру, вызывали по одной, клали на лавку и били плетью до полусмерти. Так вымещали свою злость  на женщинах.  Кому удалось убежать, избежали этой участи.

Немцы во время оккупации были разные, некоторые даже добрее наших русских полицаев. Когда фашисты захватили село, они забрали парней в комендатуру – работать в полиции. Кто смог убежал, но некоторые остались. Сосед Алексей Федорченко дезертировал с фронта и работал на немцев. Как он зверствовал! После войны его посадили в тюрьму на 10 лет. Когда вернулся из тюрьмы, односельчане от него все отвернулись. До конца своих дней Федорченко был жадным и злым.

Во время оккупации немцы безжалостно убивали детей, особенно мальчиков. Чтобы спасти своего маленького сына, мать Екатерины, Фекла Прокофьевна, одела его в одежду девочки. Так и ходил он, пока наши не освободили Курскую область.

По воспоминаниям родственников и знакомых, в других деревнях детей садили на кол. В одном из поселений нашли колодец, полный убитых детей.

В селе, где жила Екатерина Михайловна, около школы, повесили троих мужчин. Три дня они висели, потом, ночью, их жители сняли тайком и похоронили.

В другой деревне фашисты согнали людей в одну хату и подожгли. Сгорели все.

Отчаяние матери

На квартире у Кушнеревых на постое были два немца. Как-то зимой, ночью, мать посадила маленького сына на горшок. Немцу это не понравилось. Он соскочил с постели  и выкинул ребенка на улицу. Мать была отчаянной. Схватила доску и крикнула: «Я тебя, черта немого, пришибу!» Другой немец, понимавший русский язык, сказал, чтобы она так не говорила, а то все плохо кончится.

Даже младенца не пожалели

Жители Ольховки боялись карательных отрядов бандеровцев, которые приезжали для зачистки села от партизан и сочувствующих им. Кто-то донес, что молодая беременная женщина Мария Чепурных, сестра бригадного командира партизан Никифора Чепурных, носит в лес продукты и одежду. Срочно прибыл карательный отряд. на глазах у всех жителей вывели Марию и других женщин за околицу, на берег реки Ольшанки, и расстреляли. Прямо перед расстрелом Мария родила ребенка, его тоже не пощадили. Два дня каратели караулили, чтобы никто не подходил. Наверное, ждали партизан. Через два дня Фекла Прокофьевна  с женщинами ночью засыпали тела песком, чтобы собаки или воронье не растащили. А когда немцы ушли, тела  предали земле.

Кстати, когда немец, постоялец Феклы Прокофьевны, узнавал о прибытии карательного отряда, он  предупреждал ее, а та передавала селянам. Немец объяснил, что у него тоже дети и воюет он не по своей воле. Говорил: «Ждем, когда Гитлер капут!».

 Послевоенные годы

Во время боевых действий село переходило из рук в руки. жителей эвакуировали в Сумскую область, в деревню Веселые Тярны. Когда после освобождения приехали домой, оказалось, что на улице, где они жили, немцы спалили все дома. Пришлось идти к знакомым. Жилось трудно, бедно. Отец пришел с войны раненый, контуженный.

дети войны  взрослели быстро. Незаконченное, даже начальное, образование было не редкостью. Дети начинали свою трудовую биографию очень рано. Чтобы помочь семье, Екатерина Михайловна на три года завербовалась на торфяные работы. В этом случае семья освобождалась от военного налога, и там платили деньгами.

Своей семьи не получилось, поэтому Екатерина Михайловна помогала растить брата и сестру. А когда Николай и Валентина выросли и уехали в Сибирь, получили образование, обзавелись семьями, то мама и их любимая няня Катя переехали в село Ваганово, где Валентина Ивановна Дочкина (Кушнерева) работала учителем начальных классов.

Так и живут рядышком. Феклы Прокофьевны давно уже нет в живых, а Екатерине Михайловне во всем помогают любимая сестренка и зять Владимир.

 



0 комментариев

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *