Моё второе я



Сегодня целый день не могла включиться в работу.

– Елена Львовна, а кто из композиторов был глухой? Бах или Бетховен?

Какой Бах? Какой Бетховен? Я даже не сразу поняла, о чем речь. В мыслях я была там, на горе, в полной лыжной экипировке…

Наверное, было бы кощунством не рассказать, что же произошло там, на Манжероке,  горнолыжном комплексе в Горном Алтае.

Когда-то я описывала, как училась кататься на коньках. Мне казалось, что занятия тяжелее и страшнее быть не может. Может, и такого страха я еще не испытывала!

Приехав в Горный Алтай, сразу решила, что встану на лыжи. Даже если у меня ничего не получится, все равно встану.

Мне выдали обувь. Боже, в эти сапоги я еле ноги засунула, а потом не знала, что делать со всякими застежками и крючками. Мне помогли, запаковав так, что ходить я могла только на полусогнутых ногах. Не знаю, как я смотрелась со стороны, но самой было слегка неудобно.

Потом выдали лыжи. Лыжи? Я всегда представляла их немного другими. Это не лыжи, это почти сноуборды, только на каждую ногу…

Меня отправили на горку для начинающих. И началось. Во-первых, оказалось, что для начинающих – это только для меня. Остальные отправились наверх. Мне бы сразу сбежать. Ан нет, я же настроилась все попробовать!

Подошла к проходу. Выяснилось, что я понятия не имею, как соединить свои ноги-сапоги с лыжами. Помогли. Дальше идут инструкции: «подойдите ближе», «карточку поднесите», «палочки в правую руку», «смотрите за бугелем»… Простите, куда смотрите? Что такое бугель? Оказалось, это такая кривая металлическая палка, которая должна меня доставить наверх. Садиться на нее нельзя. Я и не садилась! Ехать было приятно. Без всякого напряга. В голове только одно: не забыть, как этот бугель называется.

Вот и вершина. Отпускаю бугель и качусь назад. Лыжи неуправляемы. Что делать, не знаю. Падаю. Естественно, встать не могу. Оборачиваюсь назад. Вижу, кто-то лыжу потерял. Промелькнула мысль, что не я одна такая.

Сижу минут десять. Время идет. Как встать – не знаю. На бугеле ко мне приближается мужчина. Он помог встать и передал меня какой-то женщине. Как выяснилось, его сестре, которая является инструктором по горным лыжам. Мне несказанно повезло! Она учила свою трехлетнюю племянницу, а заодно и мне кое-что объяснила. Вот тут я и узнала, что при падении лыжи имеют свойство отцепляться. И лыжа была не чья-то, а моя.

Прекрасно! Начало положено. Только встала, лыжи опять куда-то поехали. К такому я не была готова и вновь падаю.  Ну не знаю я, как их останавливать! Опять сижу. На глазах слезы. Обидно. Ну хоть бы кто-нибудь рядом был. Сверху наши на второй круг едут на подъемниках.

– Елена Львовна, как дела? – смеются и машут руками.

– Я вас ненавижу! – кричу сквозь слезы.

– Мы Вас тоже любим! – смеются мне в ответ.

У меня истерика. Как вообще с этой горы слезть? Бог с ними, с деньгами, я готова все забыть, лишь бы сойти с этой горы. Пытаюсь сойти лесенкой. И тут включается мое второе я:

– Ты сюда зачем приехала? Посмешищем стать? Чтобы потом всю жизнь жалеть, что могла, а не захотела?

– Не могу! – ныла я.

– Не хочешь!

Аааааа! Ненавижу, когда сама с собой в спор вступаю. С надеждой гляжу на женщину-инструктора. Она вновь поднимается, а с нею – малышка. Прошу мне помочь. Меня опять поднимают, собирают, учат и снова оставляют.

Очередная попытка опять не увенчалась успехом. Слезы текут меня не спрашивая. И тут на горизонте появляется Игорь Кошкарев. Смотрела на него, как на Бога! Ну уж он-то сейчас меня спустит! Наивная. Отеческим голосом Игорь спросил, что тут происходит. Меня прорвало. Ревела, как младенец, остановиться не могла. Сквозь слезы слышу приказ Игоря:

– Все, хватит! Отставить плакать!

Приказ подействовал. Начала вникать в то, что он мне пытается объяснить, понимая, что спускать он меня не будет. И впрямь, не на руках же меня нести. Ага, ноги так, лыжи вот так… И тут вновь женщина с ребенком. Кричу ей:

– Пожалуйста, я готова заплатить!

Бесполезно. Мне опять что-то объясняют, я что-то пытаюсь делать. И тут меня такое зло взяло! Я взяла и поехала. И так навернулась! Шапка в одну сторону,  очки –  в другую, ноги-руки – в третью.

Слышу хохот Игоря. Он так хохотал, что я расхотела плакать и рассмеялась вместе с ним. И спустилась тоже вместе с ним.

Сама! На лыжах!

Думала, второй раз в жизни туда не поднимусь. Ну нет… Второе Я снова проснулось. Не буду описывать нашу беседу, и так все понятно – поднялась второй раз. Думала, будет уже не так страшно. Тем более, что ко мне на помощь шел Денис, один из наших активистов. Именно он и сделал фотографии на память о моих попытках. Как опытная оседлала бугель, поднялась наверх и опять поехала назад. Да как они сразу с него сползают? Поехала прямо на следующих поднимающихся. Свернуть, естественно, ума не хватило.

Навстречу поднимается мальчишка лет 12-ти. Единственное, что я заметила, это его огромные глаза и то, как он на ходу отпустил натянутый бугель. Бугель со всего размаха врезается в меня и сносит прямо на ограждение. Бинго! Я как в неводе. Крепление прошло сквозь сетку, порвав в одном месте. Как встать, вообще не представляю. Денис меня оттуда по запчастям собирал, но мне уже не было страшно. Не больно же! Даже посмеялась.

Вновь на горе. И вновь этот дикий страх, хоть вой. Но на этот раз я хотя бы что-то знала и умела. В общем, второй раз спустилась с наименьшими потерями, упав всего единожды, прямо в объятия Ванечки!

Вот так я училась. Или мучилась. Кому как. Но мне совсем не стыдно ни за падения, ни за истерику, ни за слезы. Ведь я попробовала! Я сделала это! Спасибо всем, кто в трудную минуту был рядом, помогал и не обижался на чушь, которую я несла! И, появись у меня возможность еще раз прокатиться на горных лыжах, воспользуюсь этим обязательно!



0 комментариев

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *