Домой Резонанс Надежда для Надежды

Надежда для Надежды

318
0

Молодую жительницу Промышленной может спасти только дорогостоящая операция

На долю 26-летней Надежды Душкиной выпало немало испытаний. Сначала в места заключения попал любимый человек, потом ей пришлось одной рожать и воспитывать дочку. Но самое страшное, что уже второй год эта молодая и красивая женщина борется с тяжелой болезнью. Впрочем, обо все по порядку…

Глядя на Надежду, не подумаешь, что у нее тяжелейшее заболевание крови, требующее безотлагательной операции по трансплантации костного мозга. О таких, как она говорят: модельной внешности. Высокая, красивая брюнетка с длинными волосами и глубокими, наполненными не по возрасту мудростью и смыслом глазами.

Поражает спокойствие, с которым Надежда живет, борясь со своим тяжким недугом, поражает ее желание жить и уверенность в том, что она обязательно выздоровеет.

В двухкомнатной квартире, где сейчас живет Надежда с мамой, отчимом и полуторагодовалой Варей, – чистота и уют. Правда, не хватает звонкого голоска Вареньки и топота ее быстрых ножек. Малышку забрали в Брянскую область родители мужа Надежды, поскольку ей предстоит серьезная операция.

О своей жизни и о болезни девушка рассказывает спокойно, словно наверняка знает и причины, приведшие к ней, и исход. Конечно же, положительный.

– Так случилось, что мой возлюбленный попал за решетку, – делится Надя. – На пятом курсе высшего военного училища связи Петр в числе других курсантов подрался на свадьбе. Казалось бы, что такого? Наверное, ни одна свадьба не обходится без драки. Но пострадавший попал в реанимацию, а на курсантов завели уголовное дело. У одного оказалась девушка беременной, у другого – мама больна… В общем, сокурсники Петра попросили его взять вину за всех на себя. Осудили его на восемь лет.

Длинноногая красавица Надежда, словно жена декабриста, решила во что бы то ни стало дождаться любимого.

– Жила от свидания до свидания, – рассказывает она. – передачи, свидания, разлука, слезы и снова ожидание следующего свидания…

Иногда казалось, что больше нет сил ждать, но она находила их в себе.

Расписались влюбленные на зоне. А вскоре Надежда поняла, что теперь своего Петеньку она ждет не одна. Под сердцем зародилась новая жизнь.

– Беременность протекала тяжело, – вспоминает Надежда.

на четвертом месяце будущей маме пришлось оставить любимую работу в городе и вернуться в Промышленную.

Потом были сложные роды под общим наркозом, тяжелые последствия. Настолько, что у молодой мамочки отказывали и руки, и ноги. Надя выполняла все рекомендации докторов и через силу, превозмогая боль, все-таки встала на ноги.

Дочурка была очень беспокойной. Практически не спала. Мама Нади, Любовь, работала, поэтому помогать дочери нянчиться с грудным ребенком могла только ночами. Малышка так плакала, что отключиться хотя бы на несколько часов у молодой мамы не получалось.

– Через несколько месяцев я была уже как зомби, – вспоминает Надежда. – не раз ловила себя на мысли, что, даже беседуя с педиатром Вареньки, от усталости не воспринимала ее рекомендаций, не слышала, что та говорит… Усталость и слабость валили с ног. Возможно, поэтому на появившуюся дикую головную боль, которую не могли снять сильнейшие таблетки, не обратила внимания.

Не придала значения молодая женщина и синякам по всему телу, появлявшимся  даже от малейшего прикосновения. Только сердечный приступ заставил Надежду обратиться к специалистам.

– Мы решили поехать к кардиологу, – рассказывает мать Нади, – а перед визитом к доктору – сдать кровь. Вдруг понадобится.

Звонок из лаборатории на мобильный Любови поступил в тот же день: сообщили, что у дочери очень плохой анализ крови.

Уже на следующий день Надя была на приеме у гематолога. Взятая пункция подтвердила страшные предположения. Надежду положили на химиотерапию.

– Те слова врача звучали как страшный приговор, – вспоминает Надежда, – земля ушла из-под ног, мир перевернулся… Но доктор убедила, что  лечиться необходимо, что лечение будет длительным и тяжелым. У меня маленькая дочка, и я решила: во что бы то ни стало – вылечусь и встану на ноги. Ведь я хочу видеть, как она растет, воспитывать ее сама.

Первый курс химии дался очень тяжело. Препаратами убивают не только раковые клетки, но и здоровые. Спутники химиотерапии – беспрерывная тошнота и рвота, депрессия, отсутствие не то что аппетита – желания жить. Иммунитет упал настолько, что сразу привязались болячки, о которых Надя никогда и не знала.

– Я тогда насмотрелась и наслушалась столько всего, – рассказывает она, – видела и таких, кто не желает бороться с болезнью, перекладывая все на врачей. Но я себе сказала, что не позволю сидеть сложа руки и буду бороться! Ради дочки, ради мамы, ради мужа…

После первого курса химиотерапии Надежду выписали домой, порекомендовав таблетки для поддержания костного мозга в более-менее сносном состоянии. Но этот препарат ей не подошел,  вместо улучшения состояния вызвал его резкое ухудшение. Доктора снова госпитализировали Надежду на второй курс химиотерапии.

Он оказался не легче первого. Тогда Надежда с мамой стали искать другие пути лечения. Так они оказались у новосибир-ского гематолога, который выявил нюансы заболевания и порекомендовал обратиться в клинику Санкт-Петербурга.

В июне этого года Надежду вызвали на консультацию в Питер. Консилиум светил постановил, что времени крайне мало, срочно нужна операция по пересадке костного мозга. Дорогостоящая.

Обследования показали, что у Надежды особенная кровь. Если другим нуждающимся можно найти от 100 до 200 доноров, то для нее в банке данных нашлись только четверо: трое живут в Израиле и один – в Германии.

– Не факт, что эти четверо стопроцентно мне подойдут, – говорит Надежда. – Для того чтобы определить их совместимость, нужно 18 тыс. евро. Это только на то, чтобы оплатить людям приезд в Питер и анализы. Сама же операция по пересадке мозга стоит в пределах 3 млн рублей. А потом еще около трех лет надо жить в Питере на съемной квартире, чтобы наблюдаться, проходить курс реабилитации. Это тоже огромные деньги!

Таких денег ни у Нади, ни у ее родителей нет. Любовь из-за болезни дочери вынуждена была оставить работу, чтобы ухаживать за маленькой внучкой, сопровождать по больницам дочь. Перелеты, анализы, проживание, консультации врачей стоят баснословных средств.

Отчим Надежды (хотя, по ее мнению, так называть человека, вырастившего ее с пяти лет, язык не поворачивается) вынужден был оставить низкооплачиваемую работу водителя в промышленновском автопарке и перейти работать к частнику в Кемерово, чтобы хоть как-то помочь Наде.  Семья влезла в огромные долги.

– Семьдесят тысяч собрали сотрудники банка, где я работала до болезни дочери, – рассказывает Любовь. – девочки, с которыми работала Надюша, создали страничку в интернете для помощи ей. Они смогли собрать шестьдесят тысяч рублей. Но практически все ушло на лечение.

Еще родители Нади продали машину. Часть денег ушла на погашение кредитов, взятых на лечение. остальное неприкосновенно, для операции. 9 тыс. евро Надежде выделил Фонд «Доброе сердце» газеты «Аргументы и факты». Помощь, конечно, огромная и неоценимая, но этих денег все равно недостаточно.

Продать родителям Нади больше нечего. Разве что квартиру, но на улицу с маленьким ребенком не пойдешь. А времени, чтобы ее спасти, остается все меньше.

Но шанс есть! если мы всем миром поможем этой молодой женщине собрать необходимую для спасения ее жизни сумму.

  Я верю, что у меня получится выздороветь, – говорит Надежда. – за время болезни я многое переосмыслила, переоценила, поняла, что эта болезнь дана мне судьбой, чтобы изменить себя, изменить свое отношение к миру и простить всех. Ведь рак – это накопленные обиды. Скажу больше: я даже благодарна судьбе за это испытание. Изменился и мой муж. Он тоже переоценил многое. Из юнца-максималиста превратился в рассудительного и сильного мужчину, готового сражаться до последнего.

Надю в этой неравной и тяжелой борьбе поддерживают все. И все верят, что она выздоровеет. И она не позволяет себе раскисать. Не только внутренне, но и внешне. Глядя на нее, ухоженную, опрятную и необыкновенно красивую, не скажешь, что тяжело больна.

– Я не имею права выглядеть плохо, ведь на меня смотрит дочь, – заключает Надежда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь